Иллюзия добра

Всякое ли добро — добро?

Вопрос кажется глупым, однако не всё так просто. Взять хотя бы один неизменный жизненный фактор, с которым сталкивается каждый из нас, — попрошайничество. Как к нему относиться? Когда ты живёшь в небольшом городке, где только изредка встречаешь цыган с маленькими детьми, об этом можно и не задумываться. Но жители крупных городов со мной согласятся: этот вопрос для себя нужно как-то прояснить, ведь за день перемещения в общественном транспорте бедно одетых людей с протянутой рукой встречается немало.

Иллюзия добра
Нам свойственна доброта. В большей или меньшей степени, в разных проявлениях, но свойстенна. Нас учили этому мамы, нам прививали это воспитатели в детском саду и закрепляли учителя в школах. «Злой» — это детское обзывательство. То есть с детства мы понимаем, что быть добрым — это однозначно хорошо. Вырастая, мы пытаемся свою доброту куда-то пристроить. Это оказывается не так-то просто. Дом — работа. Работа — дом. И там, и там неидеальные люди, которым (признаемся честно) делать что-то доброе и приятное не всегда хочется.

Поэтому попрошайки нам даже облегчают жизнь. Они смотрят грустными глазами, очень просят денежек и радостно благодарят за любой рубль. Тут и наша доброта, и желание быть кому-то полезным выливаются наружу. Мы достаём из кармана завалявшуюся бумажную десятку, протягиваем. Наступает удовлетворение, перестает мучить совесть. А в голове ставится галочка: «Сделал что-то хорошее».

Вроде бы и ничего плохого, но давайте посмотрим честно, что за этим стоит.

Не так давно по сети разнеслась статья под названием «Почему спит ребёнок?» Один неравнодушный журналист пытался выяснить судьбу ребёнка, которого женщина с табличкой «Помогите нам» таскала по вагонам метро. Автор озвучил то, о чём многие давно догадывались. Хочется нам в это верить или нет, но, подавая таким «несчастным мамашам» с детьми на руках, мы фактически:
1. финансируем недобросовестных полицейских, которые их покрывают;
2. губим здоровье этих самых детей. Если вы в этом сомневаетесь, то попробуйте встать с просьбой о помощи на картонке в переходе метро. Также можете попытаться без медикаментозных препаратов сделать так, чтобы здоровый ребёнок спал весь день у вас на руках в общественных местах, где шум и гам.

Видя бедных, измученных женщин, стариков, детей, их грустные глаза и слёзные мольбы о помощи, у нас появляется жалость, которая, увы, блокирует какую-либо логику. А зря, ведь стоит поразмыслить.

Может нормальная мать («осталась совсем одна с ребёнком на руках, помогите, люди добрые») тащить своего младенца в метро, где уровень шума явно выше, чем нужно малышу, где их может толкнуть любой встречный? Почему ребёнок у такой мамаши никогда не кричит?

Почему бабушка («дочь умерла, осталось трое внуков, есть нечего») не получает детские пособия, размер которых в Москве сравним со средней зарплатой в регионах? Как так случилось, что органы опеки вообще оставили детей этой бабушке, которой нечем их накормить? И с кем сейчас эти внуки? И почему бабушке выгоднее стоять тут, чем работать уборщицей, раз уж она всё равно оставила где-то детей?

Почему беременные девушки («Нет денег, скоро рожать») не устроились работать ещё на втором месяце беременности?

И ещё очень-очень много вопросов. Так всякое ли добро — добро?

Моё мнение вполне однозначно. Подавать попрошайкам в метро и других общественных местах — это не добро, это его иллюзия. Это желание сделать что-то быстро и не ущербно для себя. Достать монетку из кармана, кинуть, услышать благодарность да и не думать больше об этом — просто и быстро. Вроде кому-то доброе дело сделал. А вот помочь помыть пол престарелой соседке снизу — это уже сложнее. А всё остальное — ещё сложнее.

Вам кажется, что я слишком однозначна? Давайте посмотрим. Допустим, вы человек со средним уровнем дохода (в данном случае это важно). Вы едете в метро, куда заходит женщина с печальным лицом и громко говорит о том, что её сын смертельно болен, нужно много денег и больше не к кому обратиться. Женщина вызывает сострадание, а в руках у неё бумажки с печатью — якобы справка из больницы — и фото мальчика. Вы берёте кошелек и достаете…сколько? Всю мелочь? 10 рублей? 20? 30? Давайте будем честными: если вы действительно верите, что где-то умирает прелестный ребёнок, а его мать находится в таком отчаяньи, что решилась вопреки правилам метрополитена собирать деньги по вагонам, разве вы дадите лишь 10 рублей? Ведь даже на проезд вы тратите больше! Вот и получается, что в таких случаях все наши добрые намеренья и вся наша благотворительность очень дёшево стоят. В прямом и переносном смысле. Однако и её вполне достаточно для того, чтобы этот бизнес процветал. Чтобы новые дети спали из-за сильных препаратов.

Другой пример из провинциального города. В районе православная церковь, рынок, магазины. По ним ежедневно расхаживает семья цыган. Предприимчивая женщина в будни, когда все возвращаются с работы, запускает своих детишек в магазины. А в воскресенье и субботу — они все вместе рядом с церковью. Как раз около начала службы. Крестятся и кланяются в пол. Мимо проходят люди — дают деньги. Принято так — у церкви давать. И монеты всё сыплются…

Не всякое добро — добро. И не всякое сделанное от чистого сердца дело можно считать благом. Увы и ах, мы живём в таком мире, где добротой могут пользоваться. И поэтому особенно важно, чтобы вместе с эмоциями мы имели трезвое мышление. «В добродетели будьте рассудительны» (2 Петра 1:5).

У каждого из нас есть возможность сделать доброе дело. Посмотрите вокруг! Среди реальных людей, в честности которых нет сомнений, много тех, которым нужна помощь.

Это наши соседи, наши знакомые, знакомые знакомых. Это люди из детских домов и домов престарелых. У них нет возможности тратить время на простои в метро с протянутой рукой, но даже ваша незначительная помощь будет им очень кстати. Это не получится так быстро и дёшево.

Это не всегда удобно и не всегда приятно. Ещё люди часто бывают неблагодарны. Но это настоящее добро, а не его иллюзия. Выбирайте!

Анастасия Иванова

Первый комментарий

Добавить комментарий