История одной беременности

Это случилось чуть более года назад. Я узнала, что беременна. Сколько было слёз! Моих. Я только недавно вышла замуж. Ещё толком не справлялась с хозяйством. Не наладила отношения с мужем. Недавно перенесла обострение психического заболевания. Нам нужно выплачивать кредит на жильё. Надо было бы восстановить здоровье. Рассчитаться с долгом. Укрепить отношения с мужем.

Конечно, не могло быть и речи об аборте. «Но как же всё-таки не вовремя всё получилось! Хотя бы через год!» — с такими мыслями я боролась несколько дней. Муж радовался, что скоро станет отцом и благодарил Бога, а я всё плакала.

В итоге смирилась и понадеялась на Божью милость. Но тут словно кто-то объявил моему младенцу войну.

В 6 недель беременности я заболела гайморитом. Больница. Курс антибиотиков. Совет гинеколога: «Лучше Вам сделать аборт».

—  Как?! Почему? — спрашиваю я.

—  Сейчас у плода идёт закладка всех органов. Инфекция на раннем сроке беременности крайне нежелательна. Зачем Вам слепой или глухой ребенок?

— А есть шанс, что родится здоровый? — потрясенная, спрашиваю я.

—  Есть, — к моему облегчению говорит доктор. — Но поймите, у Вас может случиться выкидыш, наиболее вероятна патология в развитии ребёнка…

Я объясняю, что я —  верующая. И говорю, что лучше пусть Бог заберёт его у меня, чем я сама решу его, возможно здорового, убить.

— Да, тут только на Бога можно уповать, — вздыхает врач.

Выхожу из кабинета. Врач вдогонку говорит мне: «Подумайте!» Всё внутри дрожит. Стресс. Конечно, инфекция. Конечно, сильные антибиотики. Конечно, даже тот злополучный рентгеновский снимок гайморовых пазух носа, который «обязательно надо сделать». И я сделала, посоветовавшись со своим гинекологом. Всё против нас. Всё против нас.

Не в силах совладать со своими чувствами, я села и написала стих-молитву «Боже мой, сохрани малыша».

Следующий удар ждал нас на приёме у психиатра.

—  Девушка, — сказала мне молоденькая врач, — поймите, Вам нужно окрепнуть. Вы недавно болели. Лучше прервать беременность, пролечиться и запланировать новую. Я сама мама — я знаю, как тяжело с малышом.

Сейчас Вам нужно принимать лекарства, — терпеливо объясняла она. — А они могут непредсказуемо отразиться на ребёнке. Зачем Вам мучиться? Возможно уродство.

—  Давайте, эти 9 месяцев я обойдусь без таблеток, раз они такие вредные.

— Тогда у Вас случится обострение болезни. Вас привезут в больницу. И будут колоть та-а-акие дозы лекарств, что это однозначно нарушит здоровье младенца. Тогда-то уж точно придётся делать аборт.

Иду домой к мужу. Сама не знаю, что предпринять. Замкнутый круг!

Было решено, что я буду пить лекарства изредка, для поддержки. И ребёнка оставим.

—  А какой родится — такой и будет наш. Значит, заслужили. Будем такого воспитывать, — заверил меня супруг. — Мы оба немощные, и Бог возьмёт немощное — и прославится через нас.

Он твёрдо верил в это, и его доверие Богу передалось мне. Получив с него обещание, что он не бросит меня одну с ребёнком-инвалидом, я немного успокоилась.

Вышеупомянутая врач дала мне на руки заключение комиссии врачей-психиатров, гласившее, что у меня «есть показания для прерывания беременности на любом сроке только по желанию женщины». То есть если я хорошо подумаю и решусь, то можно. Причем, вплоть до девятого месяца беременности.

История беременности

Такое заключение и есть разрешение на «аборт по медицинским показаниям». И даже христианская церковь не судит строго за такие вот «вынужденные» аборты.

Между тем я снова простыла. И опять курс антибиотиков. Чуть позже — больница. Обострившийся пиелонефрит. Снова неблагоприятное  для малыша лечение. А мой муж каялся во всех своих грехах и молился, чтоб «лекарства не повлияли на развитие нашего малыша».

Последние два УЗИ показали, что у ребёнка большая голова и маленькие ножки. Я волновалась до тех пор, пока случайно не попала на приём к врачу, который заверил меня, что это не паталогия, так бывает. И здесь Бог утешил меня. Как хорошо, что Он был рядом!

Участковый гениколог посоветовала мне сдать анализы, позволяющие выявить риск рождения у меня ребёнка-дауна.

— В Вашей ситуации это просто обязательно, — настаивала она.

Я посоветовалась с родными, т. к. анализ стоил недешево. Мама спросила:

—  А ты будешь делать аборт, если скажут, что ребёнок — даун?

Я подумала и ответила, что нет, не буду. Я знаю случай, когда в подобной же ситуации будущей маме сказали: «Увы, Ваш ребёнок будет болен. Делайте аборт». Она отказалась. И… родила нормального, здорового малыша! Я решила, что лучше буду молиться, как та девушка, и верить в милость Божью. И отказалась от анализа.

Вскоре родился малыш. Мальчик. Сыночек. Весом 4 кг 400 г, ростом 58 см. Богатырь! При осмотре в роддоме врач-педиатр сказала: «На данный момент его развитие ничем не отличается от развития здоровых детей».

Сейчас нашей крохе почти 5 месяцев. Он улыбается, агукает, переворачивается, играет с погремушкой… Видит! Слышит! Понимает! Он пахнет Счастьем!!!

Забота о малыше сблизила нас с мужем. Сыночек оказался не таким вечно-кричащим-комочком, который я себе представляла. Большую часть времени мы с мужем высыпались. Сейчас вместе встаём к нему ночью.

Малютке мы дали соответствующее имя — Захар. Что значит «память Господня».

Ежедневно я рассказываю малышу, что его дал нам Бог. И папа тоже говорит ему: «Ты, сын, Божий».

Действительно, то, что с нами произошло, — настоящее Чудо, за которое мы очень благодарны Небесному Отцу.

Пишу эту статью так подробно и откровенно для того, чтоб молодые мамочки не пугались страшных прогнозов врачей. Любите своих малышей! Поддерживайте веру друг друга! Любовь и вера многое в жизни меняют.

Ната Царегородцева

Добавить комментарий