Красавица и чудовище

Вы знаете эту историю. Было время, когда его лицо было прекрасным, а дворец славным. Но это было до проклятия. Когда нависла тьма, он уединился в своём замке, пряча звериную морду, изогнутые клыки и печаль.

Всё изменилось, когда пришла эта девушка. Интересно, что произошло бы с Чудовищем, если бы не появилась Красавица? И что произошло бы, если бы она осталась равнодушной? Кто стал бы обвинять её в этом? Ведь он был таким… страшным. Волосатым. Рычащим. Неприступным. А она была такой красавицей. Поразительно великолепной. Заразительно доброй. Кто стал бы обвинять её в том, что ей было всё равно? Но ей не было всё равно.

И из-за того, что Красавиц полюбила, Чудовище стало красивым.

Эта история так знакома нам не только потому, что это сказка. Она знакома, потому что напоминает нам о самих себе. В каждом из нас есть чудовище. Так было не всегда. Было время, когда лик человечества был прекрасным, а дворец славным. Но это было до проклятия, до того, как тень нависла над садом Адама, до того, как тень нависла над его сердцем. И со времени проклятия мы стали другими. Чудовищными. Дерзкими. Злыми. Мы делаем вещи, которые не должны делать, и удивляемся, почему мы их делаем.

Мы должны осознать тот факт, что в каждом из нас есть что-то чудовищное, заставляющее нас делать вещи, которые удивляют нас самих. Разве вы не удивлялись самим себе? Разве вы не размышляли над своим поступком и не думали: «Что на меня нашло?»

В Библии на этот вопрос есть ответ, состоящий из четырёх букв: ГРЕХ.

красавица и чудовище

В каждом из нас есть что-то плохое, чудовищное. Мы «по природе чада гнева» (Ефесянам 2:3). Дело не в том, что мы не можем творить добро. Мы творим. Просто мы не можем удержаться, чтобы не делать зло. Хотя мы сотворены по Божьему образу, мы пали. Мы насквозь испорчены. Самая сущность наша эгоистична и извращена. Давид сказал: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Псалом 50:7). Разве кто-нибудь из нас мог бы сказать о себе что-то другое? Каждый из нас был рождён со склонностью грешить. Греховность — это состояние всего мира. Писание ясно говорит об этом:

«Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу» (Исаия 53:6).

«Лукаво сердце [человеческое] более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иеремии 17:9).

«Нет праведного ни одного… Все согрешили и лишены славы Божьей» (Римлянам 3:10, 23).

Некоторые не согласились бы с такими резкими словами. Они оглядываются и говорят: «По сравнению с остальными я приличный человек». Знаете, свинья могла бы сказать что-нибудь похожее. Она могла бы посмотреть на своих соседей по корыту и сказать: «Я такая же чистая, как и все остальные». Однако в сравнении с людьми свинья нуждается в помощи. В сравнении с Богом мы, люди, нуждаемся в том же самом. Стандарт безгрешности находится не у свиного корыта на земле, а у небесного престола. Сам Бог является этим стандартом.

Мы чудовища. Французский эссеист Мишель Монтень сказал: «Любой порядочный человек, представь он все свои мысли и действия перед законом, заслужил бы быть повешенным десять раз в своей жизни». Наши поступки отвратительны. Наши действия жестоки. Мы не делаем того, что хотим делать, нам не нравится то, что мы делаем, и хуже всего то, что мы не можем измениться.

Мы стараемся. О, как мы стараемся! Но «может ли барс переменить пятна свои? так и вы можете ли делать доброе, привыкнув делать злое?» (Иеремии 13:23). Всё ещё не согласны? Всё ещё думаете, что это заявление слишком жёсткое? Если так, то примите мой вызов. Проживите без греха в течение следующих двадцати четырёх часов. Я не прошу безгрешного десятилетия, года или даже месяца. Всего лишь один совершенный день. Вы сможете это сделать? Вы сможете прожить без греха один день?

Нет? Как на счёт одного часа? Могли бы вы пообещать, что в течение следующих шестидесяти минут у вас будут только чистые мысли и поступки?

Все ещё не решаетесь? Тогда как насчёт следующих пяти минут? Пяти минут жизни, свободной от волнений, гнева и самолюбия? Вы сможете это сделать?

Нет? Я тоже. Тогда у нас есть проблемы:

— мы грешники, а «плата за грех — смерть» (Римлянам 6:23).

— мы не святые, а «без святости никто не увидит Господа» (Евреям 12:14).

— мы злы, а злым людям воздаётся наказанием (Притчи 10:16).

Поэтому нам нужен Бог.

Когда Иисус Христос шёл на распятие, в Него плевали насмехающиеся солдаты. Эти плевки символизируют нашу грязь. Что Иисус Христос делает с нашей грязью? Он несёт её к кресту. Он сказал через пророка: «Я лица Моего не закрывал от поругания и оплевания» (Исаия 50:6). Смешанная с Его кровью и потом, это была сущность нашего греха.

Бог мог бы поступить по-другому. В Божьем плане Иисусу предложили вино, чтобы промочить горло, но почему не полотенце, чтобы утереть лицо? Симон нёс крест Иисуса, но он не вытер щёки Иисусу. Ангелы находились от него на расстоянии одной молитвы. Разве они не могли утереть эти плевки? Они могли, но Иисус Христос не повелел им этого сделать. По какой-то причине Тот, Кто избрал гвозди, также выбрал и грязь. Вместе с копьём и губкой Он вытерпел и плевки людей. Почему? Может быть, потому что Он видит красоту в чудовище?

Но здесь аналогия со сказкой заканчивается. В сказке красавица поцеловала чудовище. В Библии происходит нечто неизмеримо более возвышенное: Красавец становится чудовищем, чтобы чудовище могло стать красавицей. Иисус Христос поменялся с нами местами. Мы, как Адам, были под проклятием, но Иисус Христос поменялся с нами местами и поставил Себя под проклятие (Галатам 3:13).

Безгрешный обрёл лицо грешника, чтобы мы могли обрести лицо святого.

Макс Лукадо

Добавить комментарий