Принципиальность или гомофобия?

К Зимней Олимпиаде в Сочи готовились и представители ЛГБТ-сообщества во Франции. Они решили привезти в Сочи для распространения раскраски для детей. В них — история мальчика с двумя мамами, которые приехали на Олимпиаду. Маленький мальчик рассказывает читателям раскраски (она, кстати, сделана на двух языках) о том, что такая семья в их родной стране — норма. И делится со страниц раскраски со своими сверстниками переживаниями о том, что в России всё не так, и это очень печально.

Не сказать, что эта новость меня шокировала. О французах говорить нет смысла. Несмотря на многочисленные протесты, браки гомосексуалистов в стране по-прежнему признаются государством. Не поразили меня и комментарии россиян, которые эту позицию оправдывали. По-настоящему меня впечатлило количество грязи, вылитое в Интернете на человека, который (никого не оскорбляя) сказал, что воспитывает своего ребёнка в христианских традициях и не хочет, чтобы посторонние люди прививали ему другие идеи. Сразу после появления его комментария посыпались фразы о его дремучести, нетолерантности, обвинения в гомофобии и диагноз «латентный гомосексуалист», который в 90 % случаях ставят тем мужчинам, кто как-то высказывается против признания однополых браков нормой.

Всё это, скорее всего, ожидает и вас, если вы осмелитесь где-то не в среде единомышленников упомянуть, что вы против гомосексуальных отношений. В глазах неравнодушной общественности вы сразу станете гомофобом, а может и того хуже. Таким блюстителям европейских свобод обычно плевать на действующую в России свободу совести и вероисповедания. Говорить, по их мнению, можно только то, что не оскорбляет чувства гомосексуалистов. А их оскорбляет, если однополые браки кто-то не считает нормой, полноценной семьёй и не признаёт право усыновлять детей и заводить своих в случае с женскими парами (способы зачатия можете домыслить сами). Таким образом, получается, что большая часть граждан моей страны считает, что я не имею права думать по-другому и уж тем более выражать своё мнение. Ибо нетолерантен, дремуч и гомофоб. Таких прогрессивная общественность нынче не любит. На дополнительные вопросы обычно отвечают с аргументом: «С такими, как вы, говорить не о чем». И очень жаль, ведь мне очень хочется спросить у прогрессивной общественности, почему, собственно, на меня сразу вешается море ярлыков.

гомофобия

Для начала хотелось бы определиться с самим термином «гомофобия». По аналогии с множеством других слов можно предположить, что это, прежде всего, — боязнь. Когда-то давно этим термином обозначался страх перед собственной гомосексуальностью. Позже — стали говорить о гомофобии как о дискриминации людей, имеющих отношения с человеком своего пола. Сейчас же этим термином, как подсказывает нам всезнающая Википедия, обозначают «собирательное определение для различных форм негативной реакции на проявления гомосексуальности, а также на связанные с ней общественные явления». Если почитать Вики подробнее, то вы увидите, что для европейских структур понятие гомофобия стоит в одном ряду с расизмом, ксенофобией и тому подобными явлениями. Ну а поскольку «негативная реакция» включает в себя также неодобрение, то все почитатели традиционных ценностей автоматически становятся врагами прогрессивному человечеству.

И это можно было бы понять, если бы в реальности те, кто радеет за традиционное общество, выходили бы с дубинками на улицы, ущемляли бы гомосексуалистов в их праве на жизнь и труд. В реальности же большинство противников гомосексуализма — обычные люди, имеющие традиционные семьи и воспитывающие своих детей в той системе ценностей, в которую они верят. Я в курсе, что есть и такие элементы, которые решают дело насилием. Эти люди — не большинство, но на них очень легко ссылаться тем, кто хочет обвинить всех не признающих однополые браки нормой.

Когда меня называют гомофобом и обвиняют в нетолерантности, я могу лишь сказать, что ни один человек, который живёт не так, как я считаю нужным жить, не пострадал от моих рук. Я никого не избиваю, никого не увольняю с работы просто так, никому не говорю гадости и не ставлю исподтишка подножки. Я лишь высказываю своё мнение, на которое имею право. Я складываю своё мнение на основании Библии. И воспитываю ребёнка так, как подсказывает мне моё христианское мировоззрение. Если при этом люди считают, что таких, как я, не должно существовать, то они автоматически проявляют неуважение ко мне и к христианству в целом.

В Библии написано, что Бог осуждает гомосексуализм. «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них» (Левит 20:13). «Ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1 Коринфянам 6:9, 10).

Тут всё настолько ясно, что обсуждать это даже не имеет смысла. Однополые сексуальные отношения — это грех. Бог любит всех людей, но грех Он ненавидит. Я подчеркну это ещё раз. Бог любит всех людей. И гетеросексуалов, и гомосексуалистов. Но, несмотря на это, грех остаётся грехом. А гомосексуализм — мерзостью в глазах Бога.

Я знаю, на чём основана моя позиция, хотя сейчас сторонники однополых браков пытаются и эти стихи исказить в свою пользу. Я знаю, что много людей, которые думают так же, как я. Нас часто пытаются представить дремучими, несовременными, жестокими и несправедливыми. Обвинить в отсутствии человечности и в нелюбви к ближнему. Но я хочу подчеркнуть это отдельно. Суть в христианской позиции в том, чтобы уважать человека, но не считать его выбор правильным, если он противоречит Библии. Пока я уважительно отношусь ко всем людям, даже к тем, чей выбор не разделяю, меня можно называть как угодно. Но это будут всего лишь слова.

Виктор Марьин