Мгла разбитого сердца

Это — мрачный туман. В нём, как в темнице, заключена душа, которой нелегко выбраться из неё. Туман, где глохнут все звуки. Туман, который заслоняет солнце и предваряет тьму. Это — грозовая туча, не взирающая ни на время, ни на людей. Депрессия, упадок духа, разочарование, сомнение… всё говорит о её ужасном присутствии.

Мгла разбитого сердца меняет ориентиры нашей жизни. Когда вас окружает этот туман, видение ограничивается, и, кажется, что завтра никогда не наступит. Когда непроглядная темень окутывает вас, самые искренние слова помощи и надежды кажутся просто пустыми фразами.

Если вас когда-либо предал друг, вы знаете, что я имею в виду. Если вас когда-либо оставил супруг или супруга или родители покинули вас, вы видели эту мглу. Если вы когда-либо бросали горсть земли на гроб любимого человека или не отходили от постели больного, дорогого вам существа, вы тоже узнаёте эту грозовую тучу.

И если вы оказывались в этой мгле или она окружает вас сейчас, можете быть уверены только в одном — вы не одни. Даже самые отважные морские волки теряли самообладание перед лицом этой неожиданной мглы.

мгла разбитого сердца

Давайте вспомним, возможно, самую мглистую ночь истории.

Роща старых олив. Скалистая земля. Низкий каменный забор. Тёмная, тёмная ночь. Видите ту одинокую фигуру? Видите того человека? Что он делает? Он распростёрт ниц. Лицо, перепачканное землёй со слезами. Кулаки, бьющие о твёрдую землю. Широко раскрытые глаза, оцепеневшие от страха. Волосы, свалявшиеся от солёного пота. Что это, кровь на челе?

Это Иисус Христос. Иисус Христос в саду Гефсимании. Может быть, вы видели классический портрет Иисуса Христа в этом саду? Он коленопреклонён у большой скалы. В белоснежной мантии. Руки мирно сложены в молитве. Взгляд безмятежности на лице. Над головою нимб. Луч света с небес освещает Его золотисто-каштановые волосы.

Понимаете ли, я не художник, но могу вам сказать лишь одно. Человек, рисовавший ту картину, не брал за образец Евангелие от Марка. Посмотрите, что пишет апостол об этой полной страдания ночи.

«Пришли в селение, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь. И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! всё возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! Ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашёл их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы всё ещё спите и почиваете? Кончено, пришёл час: вот, предаётся Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдём; вот, приблизился предающий Меня» (Марка 14:32-42).

Посмотрите на эти фразы: «И начал ужасаться и тосковать». «Душа Моя скорбит смертельно». «И, отойдя немного, пал на землю».

Похоже ли это на картину святого Иисуса Христа, отдыхающего на ладони Господа? Едва ли. Марк использовал чёрную краску для описания той сцены. Мы видим страдающего, напряжённого и борющегося Иисуса Христа, борющегося со страхом, помнящего об обязательствах, жаждущего утешения. Мы видим «мужа скорбей» (Исаия 53:3).

Мы видим Его во мгле разбитого сердца.

Автор Послания к Евреям позже писал:

«Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принёс молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти» (Евреям 5:7).

Боже, каков портрет! Иисус Христос в страдании. Иисус Христос на помосте страха. Иисус Христос покрыт плащом не святости, а человеческих чувств.

В следующий раз, когда мгла настигнет вас, вероятно, будет правильнее вспомнить Иисуса Христа в саду. В следующий раз, когда вам покажется, что никто не понимает вас, перечитайте 14 главу от Марка. Если в следующий раз жалость к себе будет твердить, что вас никто не любит, нанесите визит в Гефсиманию. И в следующий раз, когда вам захочется узнать, действительно ли Господь ощущает боль, которой слишком много на этой пыльной планете, послушайте, как Он молится среди старых олив.

Знаете, что я думаю? Увидев Бога вот таким, с удивлением смотришь на собственные страдания. Иисус Христос никогда не был более человечным, чем в тот час. Господь никогда не был ближе к нам, чем в тот момент, когда страдал. Никогда Перевоплощение не было настолько полным, как в том саду.

А в результате, время, проведённое во мгле страданий, вероятно, — самый большой дар нашего Создателя. Если правда, что в них Бог больше всего похож на человека, то, может быть, в нашем страдании мы увидим Бога таким, каким никогда до этого не видели Его.

В следующий раз, когда вас окликнет страдание, будьте внимательней. Может быть, это тот самый миг, когда вы ближе всего к Богу. Смотрите внимательней. Наверняка, мглу пронзает рука, протянувшаяся, чтобы вывести вас из тумана.

Макс Лукадо

из книги «Неудивительно, что Его называют

Спасителем». Печатается в сокращении.