4 истории о памятных поступках отцов

Настоящая мужественность — это не большие мышцы, а большое и сильное сердце. К празднику Защитника Отечества мы попросили людей разного возраста рассказать о памятных поступках своих отцов — их первых защитников.

Стас: Помню однажды летом, когда почему-то был дефицит арбузов. Жара за 30, колонки во дворах, сгоревшие плечи… Вроде бы все атрибуты лета есть, а вот полосатой ягоды нет и всё! И папа в один день взял и уехал куда-то. Приехал дня через три. Открыл дверь машины, и мы обомлели. Вся машина была битком набита арбузами. Около тонны полосатых друзей! Он даже кресла и всё лишнее снял, чтобы мы не переживали больше по поводу дефицита арбузов. Всем друзьям и родственникам раздавали, и я гордился тем, что папа их вот так просто взял и раздобыл (как потом оказалось, он в соседнюю страну ездил за ними).

Леонид: Моему папе был 41 год, когда он умирал от рака желудка, а маме 35. Нас три сына: на тот момент 11, 10 и мне 8 лет. За несколько дней до смерти он собрал всех родственников, включая нас, детей, и попросил, чтоб никто нашей маме не препятствовал выйти повторно замуж. Я много раз со слезами на глазах вспоминал этот момент и в детстве, и в сознательном возрасте, поражаясь мужеству и мудрости своего отца. Через 3 года у меня снова появился папа, который очень много в нас вложил. Искренне его ценю, уважаю и люблю, практически как родного отца.

Наталья: Я в детстве очень любила рисовать, и у меня это неплохо получалось. Мама у меня очень большая чистюля, и пришло время, когда она сгребла все мои рисунки и сказала, что эта куча стала пылесборником и пора её выбросить. Я поплакала и забыла. Мой папа работал слесарем по ремонту двигателей на судоремонтном заводе. Я очень любила, когда он брал меня на работу: от больших кораблей, цехов и огромных железяк у меня захватывало дух. И вот как-то я попала к нему в цех: мазут, металл… и высокие синие стены, все обвешанные моими красочными рисунками. Тогда я подумала о том, как сильно папа меня любит.

Андрей: Мне было 13 лет. На душе очень плохо и тоскливо. Я смотрел в будущее, а его не было. Просто не видел перспектив. Никаких! Всё усугублялось тем, что страна тогда была в разрухе. Мозг рисует картины возможной ядерной войны, если не войны, то обречённости на жизнь в деревне среди коров, свиней и пьянства. Жить не хотелось… депрессия…

Однажды мой отец пришёл с работы и сделал то, чего обычно не делал, так как сам не умел (рос сиротой): начал говорить со мной глаза в глаза. Говорил уверенно! Что не будет войны, что не нужно бояться, что всё будет хорошо! Именно это мне и нужно было. Я ожил! Я запомнил.

С тех пор прошло много лет. Мы переехали, я поступил в военное училище и стал морским офицером, трое детей, побывал во многих городах и обрёл много друзей. Я счастливый! Папы нет, но осталась моя жизнь, и она продолжается в моих детях. Слава Богу за папу!