Про веру и принцев

Реальная история, в которой желания исполняются не так, как ожидаешь.

Нижний Новгород, 2009 год, весна (ВЕСНА — это важно). Диалог с одной хорошей девочкой. Стенограммы нет, поэтому цитирую, как позволяет моя творческая память.

— Жень, а ты ведь хочешь замуж?

— Ну, кто не хочет!

— А давай, я буду молиться, чтобы ты замуж вышла.

— Так я и так когда­нибудь выйду, наверное…

— Ну, давай молиться, чтобы к определённому сроку. Вот ты когда хочешь?

— Ха! Этим летом!

— Ну, чудесно! Давай будем молиться, чтобы ты вышла замуж до сентября!

Собеседница меня младше, её веру ещё вполне можно назвать детской. А детская вера — она, знаете, двигает горы. Я уже готова всерьёз согласиться на её предложение молиться, но тут меня осеняет:

— Так, стоп! Сейчас весна. Даже если меня прямо сейчас замуж позовут, я же не соглашусь так сразу. Я захочу подумать, подготовиться… Давай лучше молиться, чтобы Бог познакомил меня с тем человеком, за которого мне нужно замуж.

На том и порешили.

В августе мой круг общения был очень широк — настолько же широк, как и обычно. То есть совсем не рос. Поэтому странно было бы решить, что Бог меня с кем­то познакомил. Я тёрла глаза и усиленно оглядывалась вокруг. Нет, никого нет.

В сентябре я подумала: но мы же не уточнили, до какого числа сентября! Придётся ждать до конца месяца. И вот… 30­е сентября… наконец­то… та­дам! Я встаю утром, делаю обычные дела, прихожу домой, ужинаю, открываю ноутбук… Закрываю ноутбук, выглядываю в окно… А там… принц на белом лимузине… так и не приехал.

Ну и ладно. «Наверное, — подумала я, — это нехорошо: ставить Богу сроки. Ну кто мы такие?»

В 2010­м году я «с горя» уеду учиться в Лондон, в 2011­м неожиданно для себя (вместо Камбоджи или Китая, как планировала) окажусь в Красноярске.

В Красноярск я уеду прямо перед лагерем, который полгода готовила. Команда проведёт лагерь без меня, а я буду кусать губы за ноутбуком в 4,5 тысячах километров, просматривая фотографии. Будет ощущение, как будто я там и сама была, но меня зачем­то подтёрли в фотошопе.

На одном фото я увижу сцену крещения в реке — и в высоком молодом человеке, только из реки, узнаю мальчика, с которым мы пересекались ещё подростками. Меня удивит не столько то, как он вырос, сколько то, что крестился: я запомнила его убеждённым юным мусульманином.

«Это сценка? Монтаж? Фотошоп?» — напишу я ему недоумённо, вместо «привет». Он мне ответит, мы будем переписываться полгода, каждый день, и под Новый год он трое суток проедет в поезде, чтобы подарить мне кольцо.

Я к чему это всё, собственно?

На момент начала того «молитвенного марафона» 2009­го мы с ним уже год не пересекались, но в целом были отдалённо знакомы лет так шесть.

Сложно ответить на молитву, на которую Ты уже давно ответил, правда, Господи?

Евгения Шабаева

Примечание редактора: Крещение — знак того, что человек верит в смерть и воскресение Иисуса Христа, оставляет грех и теперь стремится к доброй и чистой жизни. Согласно Библии, крещение совершается погружением в воду. Перед ним изучают Библию и принимают её учение.

Газета «7D формат» № 03 (102) март 2020 г.