Верить в концлагере?

Не все советские люди во время Великой Отечественной войны были коммунистами. И, тем не менее, это не значит, что они были тру̀сами.

Итак, 1942 год. Украина. Концлагерь. Отнюдь не место, где человек может выражать свои желания, принципы, мнения. За опоздание на минуты, за нерадение в работе и вообще за малейшее нарушение дисциплины — расстрел. С ребятами обращались, как со скотом. Невыносимые условия работы. Арбайтен! Шнель!

Ты тут — никто. Твоя жизнь — ничто.

15-тилетняя Аня воспитывалась в семье христиан, выросла на принципах веры. Наступила первая в концлагере суббота. День, который в Библии Сам Бог назвал днём Господним, отделённым от других дней недели, днём поклонения Ему и отдыха. Но место ли девочке здесь, сейчас отстаивать свою веру?

Всю неделю до этого дня Аня молилась, ревела ночами и уже готовилась к самому худшему, зная, что, возможно, сегодня будет её последним днём. Остаётся только догадываться, в каком состоянии девочка шла на построение перед выходом на работу.

Аня молилась: «Господь, я хочу быть верной Тебе до конца, дай же только силы выстоять и быть верной Твоему закону».

Как обычно, всех выстроили в шеренгу. Немецкий офицер через переводчика озвучил план работы на день. И после этого Аня робко сделала шаг вперёд.

— Что случилось? У тебя есть вопросы? — презрительно спросил девочку офицер.

— Я хочу сказать, что сегодня не могу выйти на работу, — слабым голосом произнесла Аня.

— Что? Ты больна? Выйди сюда и скажи всё чётко офицеру!

Девочка вышла. От того, что надо было стоять так близко к офицеру и, глядя в глаза, говорить ему перед всем строем, ей уже делалось плохо.

— Говори же!

— Я христианка… Мне в субботу нельзя работать…

— Кто сказал, что нельзя?

— Бог сказал…

— Бог? Где Он это сказал? — офицер явно был удивлён.

— В Библии…

— В Библии? Бог сказал? Так ты веришь в Бога?

— Да…

— И что, я должен тебя освободить от работы сегодня? — спросил офицер, но без презрения, а с какой-то настороженностью.

— Да… Я хочу отпроситься…

Офицер окинул взглядом строй. Откашлялся и громко произнёс:

— Вот вы, коммунисты, стоите здесь и дрожите за свои жизни, а эта девочка под угрозой расстрела вышла и просит сделать так, как велит Бог! Вот это вера! Как тебя зовут?

— Анна.

— Анна, сегодня ты отдыхаешь!

Девочка не верила своим ушам.

«Не расстрел… Я буду жить… Спасибо, Господь!»

На следующий день Аня была назначена няней в семью офицера.

Свою веру она пронесла через годы, и сегодня её внучка — жена служителя Церкви, которая слушает, что говорит Бог.