Дожили!

Мультфильм есть забавный, «Кот и лиса» называется. В нём кабан, похрюкивая, произносит своё коронное «Дожили!» Это «Дожили!» с последующим «хрю» прижилось в нашей семье, и это всегда разряжает обстановку. Выдался, однако, недавно в моей жизни денёк, когда «Дожили!» в голове крутилось, но почему-то не хрюкалось, никак не хрюкалось.

Началось даже не с лифта, а раньше. Стоило мне выйти из квартиры, как в нос ударил резкий запах мочи: огромная лужа стекала вниз по лестнице с площадки между девятым и восьмым этажом. Я мысленно посочувствовала уборщице: для себя я уже давно решила, что ни о каком человеколюбии невозможно и помышлять, убирая всё это. Может быть, именно поэтому, когда я прохожу мимо неё, мне всегда кажется, что и я вхожу в число подозреваемых; хочется сделать хоть что-то приятное бедной женщине, но хватает меня обычно только на сердечное «Здравствуйте»… Потом подъехал лифт. Там стоял похожий, только ещё более застарелый, запах. На пол кто-то наплевал, опять прожгли дырку на доске объявлений (как раз на улыбающемся лице из рекламы МТС). Дырка эта с каждым днём растёт и оплавляется, пока доску объявлений не поменяют. Потом всё начинается заново, только уже с новым лицом. Рядом с подъездом опять кого-то вырвало (видимо, с кем-то это происходит регулярно и человек уже знает, куда это всё из себя выпускать).

дожили мат на улице

Потом мы зашагали по весенней улице. Пестрели одуванчики, доцветала сирень, зелень такая яркая и свежая была, дышалось легко. Пришли на занятия, а охранник сказал, что воспитательница ещё не пришла. Решили подождать её на улице. Стоим, разглядываем птичек, травку, прогуливаемся туда-сюда по дорожке, и тут до моего слуха долетают грубые грязные слова. Источник звука приближается, слова становятся всё выразительнее и громче. Оборачиваюсь. Молодая женщина разговаривает по телефону. Мы встречаемся глазами, брань не смолкает.

— Вы бы потише слова-то такие говорили.

— Хочу и говорю. Как хочу, так и говорю!

— Так вокруг другие люди есть, дети.

Дамочка уже обогнала нас, но решила-таки сказать мне на прощание ещё что-то ласковое. Видимо, последнее слово должно было непременно быть за ней. «Тварь!» — изрекла она, обернувшись…

День на этом не закончился. Ещё нам в лицо выдыхали табачный дым прохожие, потом мы гуляли на детской площадке и наблюдали, как и во что играют старшие дети, слышали слова, которые они с гордостью осваивают.

— Ах ты, ХХХХ! — неуверенно, но гордо произнёс мальчонка. Смотрю — сосед мой. Тут он понял, что я его слышала, и даже сжался весь в комок. Чувствует ведь, что запретные слова сказал, но тут такие правила: кто круче ругнётся, тот и молодец.

Грустно так стало, противно. Ощущение зверька в клетке. Слушай всё это, дыши этим, смотри на это. Это жизнь. Тут же заговорили во мне мысли, «то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Римлянам 2:15). Вспомнилась дама, назвавшая меня тварью, и тут же прозвучали в голове ободряющие библейские стихи. Как это утешает: Бог знает о моих стенаниях. На память пришли слова апостола Петра о том, что Бог «праведного Лота, утомлённого обращением между людьми неистово развратными, избавил, — ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные (2 Петра 2:7, 8). Нет, нет, я не возомнила себя мученицей и страдалицей, и не дай мне Бог превозносить себя выше той матерящейся женщины, или выше пьяницы, напрудившего в подъезде, или выше тех, кто мусорит на улицах и обкуривает меня. Они такие же дети нашего Бога, а значит, братья и сёстры мои. Но также они — исполнение пророчества о последних днях: «Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тимофея 3:2-5). Самое грустное заключается в том, что и во мне есть что-то из этого списка. И в каждом из нас.

Безусловно, мы ДОЖИЛИ! До чего мы дожили! Я не буду молчать и впредь: я буду просить водителя автобуса не курить, я буду просить детей выбрасывать мусор куда положено; а тех, кто нецензурно бранится, я вежливо попрошу подбирать другие слова (если у меня нет возможности уйти). Но я буду «вникать и в себя», потому что помню, что Бог предупреждает не возгордиться и не считать себя лучше других. И даже «между людьми неистово развратными» я буду помнить совет апостола Павла: «ВСЕГДА РАДУЙТЕСЬ!» (1 Фессалоникийцам 5:16). А потому прихрюкну-ка я радостно после «ДОЖИЛИ». Пророчества исполняются, а значит, «близок всему конец»! (1 Петра 4:7).

Александра Третьякова

Добавить комментарий