Я не Шарли

В самом начале 2015 года Европу потрясла ужасная новость. В редакцию французской газеты Charlie Hebdo ворвались люди с оружием. В результате этого массового убийства погибло 11 человек, 12 получили ранения. Первые новости в СМИ говорили об этом происшествии как о теракте, но дальнейшие известия сообщили нам о том, что жертвы были выбраны не случайно.

Дело в том, что французская газета, тираж которой достигал 60 тысяч, была скандально известна своими едкими и жесткими карикатурами на лидеров мировых религий. На своих страницах издание высмеивало главным образом пророка Мухаммеда, Иисуса Христа, Святую Троицу, словом, то, что является святыней для многих и многих людей. Как выяснилось, убийцы причисляли себя к мусульманам и таким образом мстили за оскорбление своих религиозных чувств.

Это происшествие задело очень многих во Франции. На главных улицах городов устраивались шествия в поддержку свободы слова. Французы и жители других стран хотели отстоять право свободного выражения своего мнения, без угрозы быть расстрелянными, как это произошло с сотрудниками Charlie Hebdo. «Je suis Charlie» (Шарли — это я)  — фраза, которая, наверное, наиболее часто повторялась во всем мире в январе 2015.

Казалось бы, ситуация однозначная. Произошло убийство, которое нельзя оправдать ничем. Люди по всему миру поддержали жертв. Но на интернет-площадках начались оживлённые дебаты. Причиной этому было содержание карикатур и политика издания. Charlie Hebdo считается сатирическим изданием и публикует карикатуры — пошлые, жёсткие, высмеивающие святыни. Те люди, которые смели заикнуться о том, что карикатуры газеты отвратительны и оскорбительны для верующих людей, сразу получали в свой адрес нападки: «А как же свобода слова?», «Вы поддерживаете убийц?», «Если люди убивают за оскорбление, значит, не зря их высмеивают». И здесь, на мой взгляд, нужно расставить правильные акценты.

Признание карикатур Charlie Hebdo оскорбительными никак не умаляет тяжести совершенного преступления. Убийство — грех. Его нельзя оправдать ничем, тем более — нарисованной картинкой. И вместе с тем эти самые нарисованные картинки выходят за рамки представлений многих людей о добре и зле, никак не вписываются в нормы этики, морали, да просто-напросто приличия. То, что люди убиты, однозначно, ужасно. Но факт их гибели никак не делает их правыми. И вот именно на это все закрыли глаза.

Следующий номер Charlie Hebdo вышел тиражом 7 миллионов экземпляров. И, конечно, снова с карикатурами. 7 миллионов. Только представьте себе. 7 миллионов экземпляров сатирического издания, высмеивающего религию.

Увидев карикатуры первый раз, мне было сложно оправиться от некоторого шока. Неужели ВОТ ЭТО распространяется в «цивилизованной Европе» тиражом 60 тысяч экземпляров?! Неужели в поддержку этих местами пошловатых картинок по всему миру тысячи людей выходят на улицы?

Я даже не могу сказать, что меня как христианина сильно задели эти карикатуры. В конце концов, каждый верующий человек за всю жизнь не раз встречает нападки на свою религию (правда, нужно признать, что в большинстве случаев они выражены более цивилизованным путем). Но что меня совершенно точно поразило и убило наповал, так это то, что огромное количество людей, совершенно закрыв глаза на содержание газеты, браво скандировали «Шарли — это я». Среди них были не только французы (которые во всей этой ситуации видят ещё и национальный конфликт), среди них были и россияне. Мои знакомые. Образованные, порядочные люди, которые (я уверен) поморщились бы, попадись им эти карикатуры чуть раньше января 2015. Они бы уж точно не дали читать это издание своим детям. И не купили бы сами. Раньше. Но сейчас со страниц своих социальных сетей, в личных разговорах они подписывались под тем, что печатает Charlie Hebdo. Из-за преступления, совершенного в редакции, общество как будто дало Charlie Hebdo социальную индульгенцию на печать высмеивающих картинок.

Ради свободы выражать свое мнение любыми способами и путями, тысячи людей готовы подписаться под тем, с чем всю жизнь были не согласны. Под тем, что противоречит их принципам и правилам приличия. И больше всего поражает нисколько не картинки, а именно это. Поражает и пугает. Пугает, потому что непонятно, под чем и ради чего подпишутся эти люди в следующий раз.

Результат не заставил себя долго ждать. Следующий номер Charlie Hebdo вышел тиражом 7 миллионов экземпляров. И, конечно, снова с карикатурами. 7 миллионов. Только представьте себе. 7 миллионов экземпляров сатирического издания, высмеивающего религию. Это поразило бы всех еще в декабре. Но сейчас является нашей реальностью, закономерным результатом народного волеизъявления. Пострадавшее издание доказало, что не сломается от угроз недовольных. И люди обрадовались. Обрадовались увеличению тиража газеты, которую большинство из них чуть раньше не одобрили бы. Борьба за свободу слова выиграна. Но подумайте, какой ценой?

Подводя итог своим мыслям, должен повторить то, что говорил в январе. Я не Шарли. Я сочувствую семьям жертв. Но я не готов встать в поддержку этого издания и подписаться под их работой. Я не готов вместе с Charlie Hebdo высмеивать религиозных лидеров, оскорблять чувства верующих людей только потому, что в редакции было совершено ужаснейшее преступление. Жертвы не всегда правы. И всегда во всех ситуациях массового объединения людей стоит думать о том, на чью сторону мы становимся и к чему это приведёт.

Виктор Марин

Первый комментарий

Добавить комментарий