Как Бог относится к нашим грехам?

Вот женщина стоит в центре толпы. Мужчины вокруг неё — религиозные лидеры. Их называют фарисеями. Самопровозглашённые хранители моральных устоев. И ещё один мужчина, довольно просто одетый. Он сидит на земле и смотрит женщине в лицо. Это Иисус. Иисус только что закончил Свою проповедь. Женщина только что совершила преступление. А фарисеи решили поймать их обоих.

«Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь? Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его» (Иоанна 8:4–6).

«Внешнее почтение скрывало их замысел погубить Его. Раввины ухватились за эту возможность осудить Иисуса, считая, что какое бы решение Он ни принял, им удастся обвинить Его. Если бы Он сказал, что следует простить женщину, тогда Его можно было бы обвинить в пренебрежении к законам Моисея. Если бы Иисус сказал, что её нужно предать смерти, то Его можно было бы обвинить перед римским судом в присвоении власти, принадлежащей только римлянам» (Э. Уайт, «Желание веков»).

Женщину поймали, но очень скоро станет ясно, что она не добыча, а только приманка. Её будто больше не существует. Всего лишь пешка в игре. Её будущее? Не имеет никакого значения. Репутация? Да кого волнует, что она раз и навсегда подмочена. Эта прелюбодейка — необходимая, но несущественная деталь их плана.

Женщина смотрит в землю. Взмокшие волосы спутались. Слёзы смешались с болью. Прикусила губу, стиснула челюсти. Знает, что все кругом на неё смотрят. Даже и проверять не надо. Сострадания у них не найти. Камни уже в руках. Зажали так крепко, что побелели пальцы. Может, попробовать убежать? Но куда? Пожаловаться на несправедливость? Но кому? Всё отрицать? Но её же видели. Просить о милости? Только не у этих людей… Выхода нет.

Ты, наверное, ждёшь, что Иисус встанет и провозгласит суд лицемерным фарисеям. Но нет. Может, ты надеешься, что Он схватит женщину, и вдвоем они убегут в Галилею. Но и этого не произошло. Или ты представляешь, что спустится ангел, разверзнутся небеса и земля поколеблется под ногами? Ничего подобного. Его действия едва уловимы. А слово неумолимо. Что же делает Иисус? Иисус что-то чертит на песке. Сидит, наклонившись, и что-то выводит. Тот же самый палец, что высек на синайских камнях Десять Заповедей и выжег на стене приговор Валтасару, ковыряет дворовую грязь. А потом вдруг Христос произносит вслух: «Кто из вас без греха, первый брось на неё камень» (стих 7).

Младшие смотрят на старших. Старшие заглядывают в своё сердце и первыми выпускают камни из рук. Когда те уходят, молодёжь, ещё недавно храбрившаяся, следует их примеру. Слышны лишь глухой стук падающих камней и шарканье ног. Иисус и женщина остались одни. Присяжные ретировались. Дворовая площадка превратилась в кабинет верховного судьи. Прелюбодейка ждёт приговора. «Наверняка сочиняет проповедь. Сейчас будет требовать покаяния». Но судья молчит. Голова опущена. Всё ещё что-то пишет. Кажется, даже удивлён, обнаружив, что женщина всё ещё здесь. «Женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (стихи 10, 11).

Если ты когда-нибудь спрашивал себя, как Бог реагирует на твои падения, помести эти слова в рамочку и повесь на стену. Читай их. Изучай их. Наслаждайся ими. Стой под ними, словно в душе, и позволь истине омыть твоё сердце. 

По книге Макса Лукадо «Он всё ещё двигает камни»

Добавить комментарий