Бог, который меня понимает

К четырнадцати годам у меня сформировалось определенное мнение о своей роли в обществе. Представление это было весьма своеобразным: я считала себя самым несчастным человеком на свете. Решительно самым несчастным. Почему? Это нетрудно объяснить. Отца я не знала, мать беспробудно пила. Когда её лишили родительских прав, я оказалась в детдоме. С детства я была самая худая, самая глупая, больная и некрасивая. Мне это говорили в лицо даже воспитатели, поэтому я решила смириться с такой своей участью и просто извлекать из этого выгоду. Не сделала задание? Я же глупая. Плохо выгляжу на концерте? Я же самая некрасивая, что вам от меня надо? Не в силах выучить стихотворение? Я самый неспособный человек в классе, забыли? На все претензии в мою сторону ответ у меня всегда был готов. Покажите мне человека несчастнее меня? Ну же! Нет? Так что вы от меня хотите? Люди, как правило, виновато тупили глаза. Действительно, зачем мучить ребенка, которого и так помотала жизнь. У девочки — букет хронических заболеваний, заурядная внешность, «украшенная» шрамами от побоев матери и проблемы с психикой.

Бог который меня понимает

С каждым годом моё сердце всё больше обрастало цинизмом. И мне всё больше нравилось то положение, которое я занимаю. Лучше просто не придумаешь — ты можешь делать всё, что не позволено другим, потому что у тебя нет того, что есть у них. Я могла не учиться, не помогать воспитателям, не участвовать в массовых мероприятиях, грубить учителям и отбирать одежду у сверстниц. Несложно догадаться, какое ко мне было отношение.

Всё изменилось однажды. Входя в трамвай, я с уверенностью и особой силой наступила на ногу очень красивой молодой девушке. Она не отреагировала. Просто всю дорогу смотрела на меня, когда я нагло сидела, не замечая еле стоящую на ногах старушку.

— Бог любит тебя,  — тихо сказала девушка, когда мы сошли на одной остановке.

— Кто? — переспросила я, стараясь не расхохотаться.

— Иисус Христос, — уверенно повторила она.

Христос… К нам часто приходили рассказывать о Боге. Приглашали на служения, дарили подарки. Но воспринимала я это всегда с иронией. Бог? Смешно о Нём слышать, когда живешь среди искалеченных судьбой ребят, от самого счастливого из которых просто отказалась мать. Любит меня? Ещё смешнее. Если Бог наверху и есть, то Он явно нечасто заглядывает к нам в детдом. Иначе бы разве было так, что бедные, ни в чём не провинившиеся дети стали отбросами общества?

— Любит, говоришь? — с наглой усмешкой ответила я девушке. — Ты меня хорошо видишь?

Я специально сняла очки, чтобы поставить эту девушку — красивую счастливую девушку — в ещё более неудобное положение. И, казалось, вид моих шрамов её абсолютно не смущал.

— Может быть, твоего Бога унижали в школе? Били родители? Считали умалишённым?

Девушка протянула мне маленькую книжечку. Евангелие от Иоанна.

Я прочла её. А потом, в слезах опустившись на колени, сказала: «Пожалуй, Тебе было хуже… Спасибо, Иисус, что меня понимаешь!»

Первый раз за несколько лет я в тот вечер решила сделать домашнее задание. У меня отобрали звание девочки, больше всех обиженной жизнью… а раз так, надо быть не хуже остальных. При малейшем успехе я поднимала глаза к небу. «Ты видишь, — как бы говорила я Тому любящему и непонятному пока мне Богу, — у меня получается». Учителя дивились, знакомые улыбались, а я уже через год поступила в университет, даже не используя положенные мне по закону льготы.

И знаете, мы снова встретились с той девушкой в трамвае… Её звали Саша, и она стала моей первой подругой. Мы могли долго гулять, разговаривая о жизни, и однажды, слушая мою историю, она сказала: «Знаешь, мы не можем выбирать родителей. Но мы можем выбрать, какими родителями будем мы».

А через год я встретила Диму… Я абсолютно не умела общаться с парнями, и для меня до сих пор остаётся загадкой, что привлекло его в моей достаточно странной натуре.

Уже позже, будучи женатыми, мы больше узнали о Боге. Но то первое ощущение, когда я поняла, что есть в мире Кто-то, Кто меня любит и понимает, не оставляло меня никогда…

Люди, которые встречают меня сейчас, только смеются, не веря, что в детстве все считали меня самым ущербным ребёнком детдома. А я… лишь говорю всем, что надо оставить своё прошлое в покое. Глупо пытаться его изменить, но ещё глупее всю оставшуюся жизнь вздыхать о тех страданиях, которые доставили нам родители, школьные учителя или несчастная любовь. Главное: всегда есть Тот, Кто нас понимает. На Него можно положиться и… отправиться строить светлое будущее!

М. К.

Добавить комментарий