И в горе, и в радости

Моя жизнь протекала как у большинства женщин. Окончила школу, работала, поступила в институт, затем окончила ещё и университет. Всё с красным дипломом. Вышла замуж. Но после семи лет страданий и мучений мы развелись.

Однажды меня пригласили в домашнюю церковь, где группа людей изучала Библию. Я стала туда ходить и с большим нетерпением ожидала каждой среды, когда проводились наши встречи. Примерно через год приняла водное крещение в Церкви адвентистов седьмого дня.

В церкви мне предложили стать органистом, так как у меня есть музыкальное образование, и я играю на фортепиано. Я согласилась. По долгу служения теперь сидела на одной лавочке с Олегом, который был в то время звукооператором.

Надо сказать, что вначале Олег меня не очень-то интересовал. Отпугивало его тюремное и наркотическое прошлое. Хотя я не могла не отметить, какой он духовный человек, как старается всем помочь, ободрить, утешить. Однажды, провожая меня до трамвая, он спросил, не надо ли мне что-нибудь отремонтировать: дверь, замок, кран. Я была приятно удивлена и впервые за четыре года личной свободы подумала: «А вот из него мог бы получиться хороший муж!» Однако мысль эту сразу же отогнала, так как семейная жизнь меня больше не привлекала.

Время шло. Однажды я пошла к своему врачу, и тот огорошил меня заявлением: надо обследоваться в онкодиспансере. В направлении, которое он мне выписал, были какие-то непонятные латинские названия — диагноз зашифрован. Но у меня дома была медицинская энциклопедия, которую я иногда почитывала.
Открыв нужную страницу, прочитала: «Международная классификация форм рака». Мой диагноз гласил: «Карцинома на 2-й стадии развития с единичными метастазами в регионарные лимфоузлы». Это был конец. Сколько мне осталось жить? Какими будут последние месяцы моей жизни? Как сказать об этом матери, для которой я была буквально всем, особенно после смерти отца? И, конечно же, я вопияла к Богу: «Господи, ну почему Ты допустил это?»

Некоторое время я находилась в шоковом состоянии. Не умывалась, не причесывалась, ничего не ела, даже с кровати не поднималась. Но однажды вечером в пятницу всё-таки собралась и пошла на богослужение. Один только Олег заметил, что я не в себе. Узнав, в чём дело, он гулял со мной весь вечер, пел хорошие песни и успокаивал меня, говоря, что Бог силён исцелить от любой болезни, необходимо только верить.

Врач сказал, что результаты биопсии сомнительны, нужно пройти ещё несколько обследований, сдать другие анализы. Я послушно всё выполняла. В глубине души смирилась со всем, что предстоит пройти, но за ответами идти не решалась. Единственное, чего я боялась, — физической боли, тех невыносимых страданий, которые настигают больных на последней стадии рака.

Как всё-таки важно в тяжёлые минуты иметь такого друга, который поймёт, ободрит и поддержит. Олег рассказывал, какой ад у него за плечами и с какого дна поднял его Господь. На фоне такого мрака мои проблемы казались незначительными. Он всегда напоминал, что Бог не допустит испытаний сверх сил, и мы много молились.

Я сдала новые анализы, мне сделали повторную биопсию. Её результаты ещё не были мне известны. Однажды вечером мы как всегда гуляли с Олегом, и он предложил мне выйти за него замуж. Сначала я подумала, что у меня слуховая галлюцинация. Как он решился жениться на женщине с онкодиагнозом, которой, возможно, и жить-то осталось всего несколько месяцев? Скажу как женщина, подобного я не читала даже в самых захватывающих любовных романах. Мне было очень приятно, но не хотелось отягощать его дальнейшую жизнь, которая была преисполнена желанием служить Богу и людям. Такая жизнь должна доставлять радость, а не быть в тягость. Я обещала подумать. Но фактически была согласна, ибо видела, какой он человек. Я много молилась, чтобы всё было по воле Божьей. Никогда ещё не ощущала такого внутреннего мира и спокойствия.

Последние годы всем что-то нужно было от меня: консультация, совет, утешение, понимание. Но никто никогда не поинтересовался, в чём нуждаюсь я.

Несмотря на своё тяжёлое прошлое, Олег в психологическом отношении был гораздо здоровее и порядочнее, чем великое множество людей, никогда не имевших подобных проблем. Меня восхищала его духовность, самоотдача, альтруизм. Воистину, человек, движимый любовью свыше, никогда не ищет своего. Он ищет тех, кому нужен он.

Через день я дала ответ. Мы подошли к нашему пастору и получили от него благословение. В церкви объявили о помолвке. Многие были просто шокированы, не знаю только почему.

Отбросив страх и неуверенность, я решилась испытать Господа. И через несколько дней мой доктор сказал, что онкопроцесса у меня нет. Есть предраковое состояние, которым страдают около 50 % женского населения нашего города. Но его, в общем-то, и болезнью в строгом смысле слова назвать нельзя.

Радости моей не было предела! Я почти здорова! Я выхожу замуж за самого лучшего человека в мире! Теперь я благодарна Богу за то, что Он допустил всё это в моей жизни. Не случись всего этого со мной, кто знает, может быть, я так и не узнала бы, что за человек Олег. Бог допустил страдания не только для того, чтобы испытать и укрепить меня. Он открыл мне глаза, чтобы я увидела, кто идёт рядом со мной.

Рассказ Аллы из книги Олега Капацына
«Возвращение из ада»