Никогда не говори «Никогда»

Знаете, мужей иногда трудно застать дома. А я пообещала написать историю нашей любви для «7D формат». Думала, что вместе сядем. А что-то никак посидеть не удаётся… Так что я начну, пожалуй. Дам потом почитать Лёше, он внесёт свои коррективы, комментарии — мужской взгляд, короче Саша и Лёша — это не пара парней, если что. Саша — это она, я то есть.

Саша: Дело было давно. Мне было всего десять лет. Лёше почти одиннадцать. Мы познакомились… в церкви. Необычное место для знакомства, правда? Я плохо помню маленького Алёшу (так его мама до сих пор зовёт). В памяти осталась какая-то сценка, в которой мы должны были подраться, а потом помириться…

Лёша: С задачей справились! Подрались. Помирились. Ничего личного

Саша: А потом мы стали общаться лет в 16. Вместе ходили в походы, ездили в лагеря. Мне в разные времена нравились разные мальчики. Мальчики эти были разумные, скромные. Душа их — потёмки. Я тихонечко так влюблялась и помалкивала. Дружили все вместе, без тайных свиданий. Лёша был где-то рядом, но в его сторону мои романтические мечты не стремились. Кстати, к нему в то время неровно дышала моя лучшая подруга. Она постоянно твердила, какой он хороший да хозяйственный. Я возразить не могла. Она говорила абсолютную правду. Лёша, конечно, хороший, но не про мою честь.

Когда нам было лет по 18, нас попросили заниматься с подростками в церкви. Иногда нам с Лёшей поручали какую-то общую работу. Приходилось порой засиживаться подолгу. Но, хотите — верьте, хотите — нет, ничего, кроме спокойного дружеского чувства у меня к Лёше не возникало.

Лёша: Да у меня, собственно говоря, тоже никакой романтики в сторону Александры не наблюдалось. Ну да — хорошая девушка. Всё при ней: «Спортсменка. Комсомолка. Отличница»… Трудоголик, педант, душа компании, славное шумное существо с хорошим чувством юмора, но опять же «ничего личного», кроме плодотворного сотрудничества в сфере работы с подростками.

Саша: Я училась на третьем курсе университета, когда заподозрила что-то неладное. Лёша этот зачастил ко мне в гости. А мама моя угощала его всегда. Я ей говорю: хватит, мол, привечать. А она в ответ: «Злая ты, Сашка. Он же студент. Голодный, бедняжка». Но я-то чуяла, что дело тут не в голоде. Смотрю: приходит и приходит. Стала я раздражаться. Лёша придёт, а я говорю: «Мама, к тебе пришли». И отправлялась свои дела делать. Лёша посидит, с мамой поговорит, поест, идёт в общагу. На следующий день опять приходит.

Лёша: Я что-то уже не помню, с чего это всё началось, но это я не сам придумал — ездить в гости трапезничать. Кормили, конечно, вкусно. Студент из общежития и настоящая домашняя еда, — ещё бы невкусно. Но вот на счёт каждый день — это серьёзное преувеличение. Да и сам я был человеком воспитанным, чтобы вот так вот вломиться к относительно чужим людям и: «Ну-ка! Чего у вас тут есть поесть?» Скорее всего, меня приглашали не раз и не два по рабочим вопросам или из вежливости…

Саша: Ну уж точно не я Лёша — ещё тот Вини-Пух в гостях у Кролика. До сих пор считает себя человеком воспитанным Шучу…

Я его и «отшить» не могу, потому что признаний прямых не было, и терпеть всё это устала. И вот настал момент истины. Я училась на факультете иностранных языков, и меня отправили на пару недель во Францию на стажировку. Там у меня должен был быть день рождения. Вечером накануне вылета звонок в дверь. Я приоткрыла, смотрю — он. Стою, нос высунула, а дверь полностью не открываю, чтобы в гости не прошмыгнул. А Лёша мне коробочку какую-то тянет и говорит: «Ты открой в день рождения. Только коробочка может зазвенеть в аэропорту». Я кивнула, поблагодарила, коробочку взяла и скорее дверь закрывать.

Лёша: А в коробочке был блокнот, исписанный стихами-признаниями в любви, серебряная цепочка и два серебряных колечка (я хоть тогда уже и подрабатывал, но бюджет был всё-таки «студенческий»). А вот откуда чувство горячее, сильное, неудержимое возникло, даже не знаю. Помню, что всего месяц назад ещё дышал вполне себе «ровно». А вот сейчас уже места себе не нахожу, и голова кругом идёт. В общем, «Ты та единственная!» И жить без тебя не могу!

Саша: Я решила в аэропорту экстренных ситуаций не создавать: вдруг зазвенит, меня спросят, что в коробке, а я и не знаю. Да и лишний груз таскать не хотелось с собой. Села я к письменному столу, а мама уж так и нависает над душой. Открываю коробочку, вижу то, что вижу. Мама, похоже, тоже что-то видит. И тут раздаётся мой вопль: «Прикормила!?» И я начинаю реветь. Видимо, все мои самые страшные предположения и предчувствия нашли выход. В голове мысли роятся. Отчётливо помню желание возопить: «Да ни за что и никогда!» И вдруг как будто голос какой-то внутри: «Не говори так». И я не стала. Не стала говорить «никогда» не потому, что была надежда, а просто потому, что меня как будто кто-то остановил. И я помолилась про себя (но мне в тот момент казалось, что я кричу Богу): «Господи, сердцу не прикажешь. Ну, если Ты способен изменить мои чувства, то на здоровье!» Я искренне считала, что случай безнадёжный. А потому, вернувшись из Франции, я вернула Лёше кольца, написав записочку о том, что он хороший, но не для меня.

Лёша: Ожидание ответа растянулось на месяц. Это было томительно. Но, когда я получил записку и, запершись один в общаге, прочитал её содержимое, у меня в прямом смысле слова отнялись ноги. Полчаса с кровати встать не мог, и сердце билось где угодно, но не на своём месте. Нет, реально: сижу на кровати, хочу встать, а у меня как будто ноги не мои, не работают. Как-то не готов был я получить «нет». Потратив время на то, чтобы собрать силы и упорядочить мысли, я начал шевелиться.

За следующие мысли в своей голове я благодарен Богу, потому что сам до такого не додумался бы. «Нет, так нет! Ты что обещал в первую очередь? Правильно! Дружбу! Честную, бескорыстную, надёжную, пусть даже без надежды на романтику, т. е. сугубо в рамках деловых отношений, наставления юных обормотов на путь истинный. Ну так вперёд! Дружи! И чтобы всё было красиво, без обид и рабочих пробуксовок. Ну а там — видно будет!»

Саша: Это было в конце марта. После этих приключений я стала избегать Лёши. Противно как-то было. К лету отпустило, снова стали общаться по-дружески. Снова походы, приключения, совместное служение, лагеря. Он уже не ходил за мной хвостом. Мне стало хорошо, спокойно. И я принялась его изучать. Помню, мы плыли на плотах, а он такой деловитый да умелый был. Я как-то на него по-новому посмотрела. Как сейчас помню его на этом плоту со светлыми выгоревшими волосами, которыми ветерок играет. Чем-то родным повеяло. И с тех пор, медленно, но верно, мои чувства стали меняться. Я не верила происходящему!

Лёша: Да, это было в марте. Но уже в конце мая или в июне у меня была неплохая «проверка на вшивость». Саша зачем-то в субботу пригласила в гости на обед свою подружку, меня и ещё одного молодого человека. Мы все вместе были вожатыми у подростков. Я толком понять не мог, зачем это. Пообедать можно было и в том помещении, где мы проводили занятия с подростками. Уж если «нет», так «нет»! А тут что за издевательства? Мне большого труда стоило контролировать свои чувства, не намечтать себе чего-нибудь, чего нет на самом деле. Я старался держаться максимально спокойно, по-товарищески. Мол, это такой чисто деловой обед. Ага, щас! Чуть инфаркт миокарда не заработал, пока это всё закончилось. Нейтралитет всё-таки проще соблюдать на расстоянии.

Ещё до похода на плотах я стал замечать, что лёд тронулся. И если это была ещё не полноценная капитуляция, то, по крайней мере, начались периодические заискивающие помахивания белым флагом из-за стены доселе неприступной крепости. В общем, нарисовалась взаимность и появилась уже обоюдная романтика, а в отношениях стало появляться всё больше «не деловых» моментов.

Саша: Просто неисправимый оптимист! На тот обед мне мама велела тебя позвать, а иначе она бы вообще никого не пустила.

Я потом Лёшу спрашивала: «Неужели ты не чувствовал, что я тебя избегаю? Помнишь, как ты приходил в гости, а я уходила, оставляя тебя с мамой?» А он мне отвечает: «А я думал, ты хотела, чтобы мы с ней получше познакомились».

Процесс был длительным. Лёша почувствовал, что я уже не такая ледяная, как раньше, и предпринял ещё одну попытку: спросил, можно ли иногда встречать меня после занятий. Я ответила «да». Но меня время от времени ещё продолжали накрывать волны этой «противности». Был день, когда мне так не хотелось обнаружить ухажёра в холле университета, что я просила однокурсниц выглянуть, там ли он, а, когда узнала, что там, то уговорила ребят прикрыть меня, спряталась за толпой и убежала домой одна. Прочитаете вы сейчас и решите: вредная эта Сашка. И что все женщины такие. Но поверьте: я сама себя не понимала. Иногда не хотела этого Лёшу видеть и всё тут. Один раз он меня пригласил куда-то сходить, даже билеты купил, а я спряталась дома и дверь не открывала. Сейчас стыдно так! Но ещё раз повторюсь: это не от вредности было и не с целью помучить парня. Был какой-то переходный возраст у моих чувств — кидало из стороны в сторону. А потом как-то улеглось. Короче, я однозначно влюбилась! Да-да, наступило время, когда чувства накрыли с головой

Лёша: Вредная, вредная 🙂 Но зато моя — единственная, неповторимая, разработанная и сконструированная по индивидуальному проекту специально для меня! Второй такой нет во всей галактике от края до края. Уже проверил

Саша: Зато мои решения зрели в «трезвой» голове, было время проанализировать и взвесить всё. Когда мы начали встречаться, то вопрос о том, будем ли мы мужем и женой даже не стоял. Было ясно: будем. Предложение руки и сердца было уже формальностью, а не неожиданностью. На момент свадьбы мы знали друг друга около 14 лет и почти 3 года встречались, полгода после помолвки ожидали свадьбу. Были в официальном статусе жениха и невесты. Ох уж эти три года! Нужно было время, чтобы обрести финансовую независимость от родителей, придумать что-то с жильём.

Уже будучи замужем, лежала я как-то в больнице. Девчонки из палаты часто просили меня что-нибудь рассказать на ночь. В один из дней рассказала эту самую историю. Они, зная, что я человек верующий, спрашивают: «Ну, вы ж не за ручку ходили три года?» «За ручку», — говорю «И не кх-кх?» «Не-а». Заснули, вроде. Утром просыпаюсь. Соседка по палате: «Сашка, я из-за тебя всю ночь не спала!» «Ты чего?» «Ну как это так: ни разу до свадьбы не кх-кх?!» Бедняга просто была в состоянии шока. Я так смеялась. Я привыкла общаться в кругу верующих ребят, которые разделяют мои ценности. А пребывание в больнице — для меня всегда путешествие на другую планету (там ещё на другом языке говорят). Если ты, наш читатель, тоже с другой планеты, то позволь рассказать чуть-чуть про мою. Здесь живут по Божьему Закону. В мире много изменчивого, но Закон этот неизменен, как и Сам Бог. Закон этот — закон чистоты. Есть седьмая заповедь, которая повелевает сохранять верность в браке и чистоту до брака. Я верю, что Бог — наш Творец, что Ему лучше, чем нам, известно, что служит нам к благу. Поэтому я стараюсь слушаться. Даже если весь мир катится в другую сторону и не спит по ночам от моих странностей .

Так вот. Мы женаты уже четырнадцатый год. У нас двое деток. Я смотрю на тех представителей сильного пола, которые меня привлекали в юности, и постоянно благодарю Бога, что Он мне дал Лёшу — того Лёшу, в чью сторону я когда-то и не думала смотреть. Не устаю удивляться Божьей любви, милости и… чувству юмора. И хочу пожелать тем, кому предстоит стать мужьями и жёнами: не торопитесь говорить «нет». Помните, что сегодняшнее «никогда» может превратиться в большую любовь до конца жизни. Я знаю несколько счастливых пар, у которых, как и у нас, начиналось с «нет», но Бог может всё! Поверьте! Молодой человек, если девушка тебе отказала, не беги сразу к другой (как делают некоторые). Оставь её в покое на некоторое время, а сам молись.

Лёша: Это хорошая возможность для мужчины проверить себя: мужчина он или так — «сырок плавленый». Можешь ли ты делать добро другим людям, не рассчитывая на взаимность? Что ты ищешь как мужчина: целовашек и обнимашек здесь и сразу или верности, чистоты, дружбы, надёжности и любви НАВСЕГДА? Если она твоя, то Бог может изменить чувства самым неожиданным образом. Проверено на себе!