Мэтью Гэмбл. Часть 2

Мэтью: Я знаю, большинство назовут тогдашнее мое состояние блажью. Но на самом деле я глубоко интересовался жизнью, культурой и хотел глубже понять, как все устроено в этом мире и для чего вся эта жизнь.

После окончания школы я поступил в колледж в Орландо. Я продолжал курить марихуану, и когда наконец настали летние каникулы, поехал на Ямайку, чтобы больше узнать о религии растафари. Особенно мне хотелось понять, почему они курили марихуану в религиозных целях. Через двадцать четыре часа я уже был в заливе Монтего, Ямайка, с рюкзаком, палаткой и спальным мешком. Через день я уже шел по улице прибрежного города Негрил. Тогда-то ко мне и подъехал на своей машине один из раста и пригласил прокатиться. Ну и как всякий умный белый 19-летвий американец, я прямо-таки запрыгнул в машину.

Тотчас же он стал говорить, что мог бы дать мне с собой в Штаты столько ганджи (марихуаны), сколько я смог бы взять. На что я ответил, что я бы взял с собой столько, сколько он смог бы дать. Вот так мы и подружились.

Две недели спустя, когда я поднимался на борт самолета, летящего в Майами, у меня было около килограмма ганджи, запрятанной в двух деревянных статуэтках ручной работы. (Тогда-то из атеиста я стал агностиком). После того, как я прошел таможенный контроль рентген и собак, я понял, что свободен, меня не поймали!

Я тотчас же стал верующим и вознес особую молитву Хэйли Сепасси, эфиопскому королю, которого последователи растафари почитают за Бога и Мессию, чье имя, данное ему при рождении, было Рас Тафари. Я был уверен, что «Джа» (другое имя, которое раста дали своему спасителю) уберег меня. Но по мере того, как я узнавал о нем, я не находил ничего, что сделало бы его Богом в моих глазах. Мои поиски продолжались в бесконечных молитвах на пляже.

Тем летом я снова вернулся на Ямайку. Я думал, что нашел ключи к жизни, что я займусь контрабандой марихуаны. Но у Бога были другие планы на мой счет.

Марсель: Расскажите нам о вашем «другом» религиозном опыте.

Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. 1Иоан.2.16.

Часть 1 Часть 3 Часть 4