Наркотики — это то, что разрушает абсолютно все

В России курить «травку» хотя бы раз в жизни пробовали 59 % подростков в возрасте от 12 до 17 лет. Среди 12-летних таких 20 %, к 14 годам эта цифра возрастает почти вдвое, в 18 лет попробовали хоть раз уже 80 %.

Глядя на Александра Викторовича Берегового, трудно предположить, что он пережил в своё время наркотическую зависимость. Верующий человек, заботливый семьянин, имеет троих детей, собственный бизнес — уютный пансионат на Чёрном море… В подростковом возрасте он не понаслышке узнал, к каким последствиям ведёт приём так называемых «лёгких» наркотиков, и сегодня обращается с предупреждением ко всем, особенно к молодёжи.

— Александр Викторович, как случилось, что вы стали принимать наркотики?

— В 1992 году мы с мамой приехали из Донецка отдыхать в Крым. Там жил мой старший брат, и я всё своё время проводил в его компании. Для этих ребят курить марихуану было обычным делом. Ну, а мне было просто стыдно отказываться. Сначала я не понимал действия наркотика. Со временем организм привыкал, и наркотик вводил меня в какой-то непонятный транс, подавлял меня. Были моменты, когда, садясь на лавочку, я не мог с неё подняться, приходилось чуть ли не ползти до дома.


— Сколько вам тогда было лет?

— Мне было 13,5 – 14 лет. После месяца «отдыха» я возвратился домой. Потом поехал в Крым и средний брат. Он окунулся в ту же атмосферу и целый месяц курил марихуану.

Эти летние поездки в Крым стали переломными для нас. Мы воспринимали это как романтику. Было круто – принимать наркотики. Тогда я ещё в полной мере не понимал, что это такое. Синел, бледнел – вот все мои первые ощущения от легкого наркотика.

Когда средний брат приехал в Донецк, мы стали одной компанией и более интенсивно начали курить марихуану.


— А где мог подросток найти марихуану? Кто-то продавал, или собирали сами?

– Собирали где-то, и старшие угощали. В Донецке это не было проблемой, потому что там были целые районы, где жили цыгане. Там всё продавалось. В 15 лет я столкнулся с тем, что мне стало тяжело выражать свои мысли. Я говорил какой-то бред, несуразицу.


Это и есть состояние наркотического опьянения?

Да. Иногда мне достаточно было просто подумать об употреблении наркотиков, как мой мозг сразу погружался в наркотическое опьянение. Меня шатало, как пьяного.

Однажды к нам во двор пришли ребята, которые уже пробовали изделия из мака, это более серьёзные наркотики. Средний брат стал употреблять их. Поскольку мама часто уезжала к отцу и мы оставались одни в квартире, то сами стали изготавливать этот препарат. Однажды я приготовил себе наркотик, но в последний момент отдал его другому человеку. Сейчас я понимаю, что это Бог спас меня, и я не начал тогда колоться.


— Насколько сильная тяга возникает, когда куришь марихуану?

— Не столько физическая, сколько психологическая. Становится нормой погружать себя в более «интересное» состояние. Когда все употребляют наркотики, нет времени задумываться: «Нужно ли?» Думаешь, где и как найти наркотик. Нашли — накурились.

В ЭТОМ ОСНОВНАЯ БЕДА ТЕХ, КТО УПОТРЕБЛЯЕТ ЛЁГКИЕ НАРКОТИКИ: ТЕРЯЕШЬ СТРАХ ПЕРЕД БОЛЕЕ ТЯЖЁЛЫМИ НАРКОТИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ.

— Получается, что вся жизнь этому и посвящается?

— Да. Это целый образ жизни. Интересно было кому-то дать покурить и понаблюдать за ним, посмеяться вместе. Казалось, в «травке» нет никакой опасности. В этом основная беда тех, кто употребляет лёгкие наркотики: теряешь страх перед более тяжёлыми наркотическими средствами. Когда мой брат стал употреблять тяжёлые наркотики, буквально за месяц из спортсмена, человека, за которым бегали девушки, он превратился в настоящего наркомана. Он катился по наклонной вниз с огромной скоростью, продавал вещи из дома, лишь бы употребить наркотик. Меня это, конечно, пугало. Если бы не отрицательный пример брата, в мою жизнь могла бы прийти непоправимая беда.

Наркотики — это то, что разрушает абсолютно всё


— Как вам удалось преодолеть наркотическую зависимость?

— Большую роль сыграла смена обстановки. Я поступил в университет. Казалось бы, жизнь стала налаживаться. Но наркотик держал меня на крючке. Пока однажды мы с другом не попробовали опиум. Тогда я понял: со мной происходит что-то страшное, и я могу оказаться на той грани, откуда уже не возвратиться.


— А когда вы окончательно для себя решили, что больше не будете принимать наркотики?

— Когда открыл своё сердце Богу.


— Как это произошло?

— Мама помогла. Она искала Бога, стала ходить в церковь. Я с ней спорил, ругался, но однажды пришла женщина из её церкви и сказала, что Бог есть и мне нужно покаяться. Я покаялся, и что-то со мной стало происходить. Конечно, были моменты, когда я падал, спотыкался, возвращался к старому. В 1998 году я окончательно сказал Господу: «Да». И всё, больше я не употреблял наркотики и освободился от наркотической зависимости. К тому времени, в 1997-ом, от употребления наркотиков умер старший брат, с 2009-го — нет среднего брата. У старшего были проблемы с желудком, а средний брат, употребив наркотик, уснул в мороз на улице и отморозил ноги. Врачам не удалось спасти его. Организм не поддавался восстановлению. Иммунитет был разрушен полностью.

КОГДА ВСЕ УПОТРЕБЛЯЮТ, НЕТ ВРЕМЕНИ ЗАДУМЫВАТЬСЯ: «НУЖНО ЛИ?»

— Что бы вы пожелали молодым людям, которые стоят перед выбором: попробовать или нет?

— Думать. Прежде чем что-то сделать в своей жизни, нужно думать и не ставить во главу угла мнение друзей. Каждый должен понимать, что у любого решения есть свои последствия. Наркотики — это то, что разрушает абсолютно всё, — мозг, здоровье, будущее; они приводят к деградации человека.

Беседовала Наталья Воронина

Добавить комментарий