Подвиги по расписанию Романа Седова

Однажды чуть не погибнув в самолёте, люди стараются не иметь с воздухом никакого дела. А наш сегодняшний герой не только не остыл к полётам, но и помогает подняться в небо тем, у кого на это, казалось, нет никакого шанса людям с ограниченными возможностями, бабушкам из дома престарелых и сиротам. Есть у него и другие проекты, о которых он расскажет сам.

Роман, где вы родились, учились, кем работаете?

— Родился в Твери. Официально я электромонтёр 3-го разряда. Когда я учился, получать высшее образование и вообще к чему-то стремиться не было для меня приоритетом. Родители развелись, воспитывался на улице. Так сложилось, что под влиянием окружения в раннем возрасте пришёл к наркотикам. В общем, очень много времени я потратил впустую. Но слава Богу, Он меня из этого всего вытащил. Сейчас благодаря Ему я работаю менеджером в торговой компании.

— Кому вы помогаете?

— Мы ездим в детские дома, организуем концерты и разные проекты для инвалидов, для людей в сложной жизненной ситуации, дружим с Геронтологическим центром (Дом престарелых), ездим в тюрьмы, в колонию для несовершеннолетних, проводим программы по ЗОЖ в школах.

Сейчас мы планируем «обмен любезностями»: пожилые люди из Дома престарелых рисуют картины на холстах с нашей помощью, мы их выставляем на аукцион на нашем концерте и на собранные деньги закупаем спортивную обувь для детского дома. Потом эти детишки с нашей помощью нарисуют в ответ картины с благодарностями и повесят их уже у бабушек. И дальше мы планируем развивать их отношения, будет такая связь поколений.

— С какими трудностями вам приходилось сталкиваться?

— Наверное, основная трудность — это нехватка времени. Мы занимаемся этим на добровольной основе, ни у кого зарплат нет. Поэтому приходится урывать время от семьи. Но слава Богу, что семья меня поддерживает!

— Почему вы начали заниматься благотворительностью?

— Вопрос непростой. Больше не для рубрики в газете, а для повести. Будучи верующим много лет, я стал ощущать пустоту и фальшь своей христианской жизни.

Однажды я прокатился на спортивном самолёте, в котором должен был погибнуть. Я оказался там совершенно случайно.

Дело было так: мы уже выехали на взлётную полосу, диспетчер дал нам разрешение на взлёт. Одна секунда — нужно только увеличить обороты. И тут диспетчер запрещает взлёт — другой самолёт запросил посадку. Мы отъезжаем в конец взлётной полосы, пилот нажимает на тормоз, но мы продолжаем движение и уезжаем прямо в поле. Мы пытались взлететь на самолёте в буквальном смысле без тормозов! Такой себе форс-мажор, граничащий с game over. В итоге пилот вырулил машину обратно, а летать нам пришлось на другом самолёте.

И это действительно было что-то! Мы благополучно набрали высоту, и пилот передал мне управление. Было страшно, но то чувство восторга не передать словами. Ощущение, что я в космосе оказался вместе с Юрием Гагариным. Но больше всего было эмоций от понимания того, что сейчас происходит. Не стечение обстоятельств, а именно Бог всей Вселенной оставил Свои дела в этот момент, чтобы посмотреть на мою реакцию — понимаю ли я, что это Он сделал мне такой подарок, — сохранил жизнь и поднял на огромную высоту. Даже управление самолётом не шло в сравнение с пониманием того, что Бог сейчас смотрит на меня и улыбается, потому что я понимаю, и я благодарен Ему.

После таких моментов начинаешь оборачиваться назад, думать: «Сделал ли ты то, ради чего тебе было подарено это время?» Задавая себе такие вопросы, я начал разочаровываться в своей жизни и своём христианстве. В моём «богословии» не хватало «богоделия».

И тогда я в первый раз съездил в реабилитационный центр в Рязань, «Ковчег». Там я увидел живое христианство, реальную любовь, которую можно потрогать.

До этого я думал: всё, что я могу делать, чтобы иметь такую любовь к людям — это молиться. А после ребцентра решил так: возможно, что я никогда к этому и не приду, не предприняв каких-то шагов. И решил тоже что-то делать.

— У вас есть постоянная команда помощников?

— Есть костяк, человека 2 – 3 постоянных «зажигалок». Если планируется большое мероприятие, мы кидаем клич в соцсетях, нас уже знают и многие соглашаются помочь. Появляется много новых людей, кто-то может оказать финансовую помощь, кто-то — кулинарную, кто-то готов с нами ездить.

— Я видела посты на вашей стене ВК, как вы катали заключённых из детской колонии на лошади, поднимали инвалидов на воздушном шаре… Откуда у вас такой «реквизит», и что используете ещё?

— Лошадь, вернее конь, начал ездить с нами, когда мы проводили первый фестиваль «Небо для всех». Это конь-доброволец Тайсон, его нам одолжила одна хорошая женщина. Сам фестиваль, конечно, отдельная история. Со всей Тверской области съехались на аэродром инвалиды, их катали не только на воздушном шаре, но и на дельталётах, паралётах, на лошади. Есть такой фонд, «ЛОВэкстрим», команда экстрималов, которые помогают подняться в небо людям с ограниченными возможностями. Всё мероприятие было организовано совместно с ними и городской администрацией. Также был 8-часовой концерт, сотрудники МЧС нам помогали со своей выставкой, была выставка «Здоровье», в общем, целый аэродром активностей.

С тех пор, как мы там «полетали» на весь город, у меня появилось много друзей-лётчиков. И воздушный шар смогли найти со скидкой через них.

Попутно мы пытаемся продвинуть молодёжный проект «Страна “Авиация”», чтобы дать возможность школьникам и бедным студентам обучаться бесплатно навыкам пилотирования воздушного судна. Тем самым мы хотим дать альтернативу занятости на досуге, чтобы не было в голове всякой дури.

— Вы чуть не погибли на самолёте. Не страшно теперь с этим всем связываться? Многие люди после такой опасности и слышать о полётах не хотят.

— Наоборот, я понял, что каждый вздох только по Божьей милости. И бояться надо не момента встречи с Ним, а того, что не о чем будет поговорить при встрече. Что не успеешь за этот отрезок времени, тебе отмеренный, познакомиться с Ним по настоящему, откликнуться и полюбить, как Он.

— Неужели не страшно брать ответственность за других людей?

— Система подготовки пилотов работает с 30-х годов. Пробежки и полёты осуществляются со страховкой. Ну и лучше перед Богом ответить за попытку увлечь чем-то подростка, чем за безучастие в том, что с ними происходит.

— Бывает ли, что не хочется куда-то идти и кому-то помогать?

— Наоборот: всё время не хочется, а иногда случается чудо: Бог приходит в твоё сердце и даёт желание что-то делать. На странице моей кажется, что это постоянно, а на самом-то деле наоборот: постоянная суета, а чудеса — иногда. Бог приходит и говорит: «Ну, ребят, сколько уж можно сидеть-то! Давайте что-нибудь сделаем вместе!»

— Как вы думаете, почему немногие люди занимаются благотворительностью?

— На самом деле, их не мало, просто не всех видно, не все делают отчёты, как мы. Но наши отчёты — это не бахвальство, а способ привлечь других людей, так же и мы когда-то вдохновились. На встречи предпринимателей-христиан, например, ребята собираются. Я смотрел раньше на них и думал: «Ну как же так, у них такая же круглая голова, как у меня, но почему у них так, а у меня не так?» Мне казалось, что я просто другой. А потом — раз! Получается, что через каждого человека Бог может что-то сделать. И я думаю, что в том-то и фишка нашего проекта, что здесь собраны несовершенные люди. Я — бывший преступник, наркоман, да и нет у нас никаких героических личностей. Все обычные люди. Просто отдали себя Богу. Сказали в какой-то момент: «Ну, Господь, мы тоже хотим! Давайте попробуем!» Попытались какие-то вялые шажки сделать, и Он повёл.

Беседовала Мария Коровин