Сорвалось

Желающим что-то изменить в своей жизни необходима большая сила воли. Думаю, многие в описанной ситуации узнают себя.

Не так давно один товарищ признался мне, что решил отказаться от сладкого и мучного. Смелое решение, бесспорно. Особенно если учесть, что до этого я чаще всего видел его в компании с булочкой, бутербродом или пакетиком очередной «новинки» кондитерской промышленности. Услышав категоричное заявление друга, что отныне «никаких тортов и конфет», я слегка улыбнулся: не верилось как­то в реальность такого решения. Уж слишком хорошо я его знал.

Но, на удивление, всё резко изменилось. Я больше не видел товарища жующим что­нибудь по дороге, как бывало зачастую до этого. Не сказал бы, что он резко похудел — может, и сбросил килограммчик­другой, но точно стал более собранным, подтянутым что ли. В общем, все плюсы такого решения были налицо.

Однако у нашего героя, не побоюсь этого слова, нашлись «добрые» товарищи. Некоторые и вправду из доброты, другие же ради шутки начали угощать его всякими лакомствами. Сначала мой знакомый держался. Находил кого­нибудь, кому можно было презентовать эту сладость, тем самым избавляя себя от искушения сорваться с диеты. И всё было хорошо до определённого момента.

В один прекрасный день мой друг оказался в гостях у малознакомых людей, где его не только решили угостить хорошими шоколадными конфетами, но и поставили рядом ароматный чаёк. Пустой чай шёл плохо. Но он уже привык к таким ситуациям и, отгоняя назойливые воспоминания о вкусе шоколада, продолжал прихлёбывать из чашки.

«Почему же вы не берёте конфеты? — обратилась к гостю хозяйка. — Они очень вкусные, вы, наверное, таких ещё не пробовали. Возьмите, это нам дочка из Америки прислала».

Назвать истинную причину своего пренебрежения сладостями наш герой побоялся. Лишь уклончиво ответил: «Спасибо!» До этого он даже не обращал внимания на вазочку с конфетами. Теперь же, после фразы хозяйки, на обёртках конфет он стал отчётливо различать английские буквы, а под ними различные изображения: орехов, крема, изюма и даже мяты. Словом, конфеты были разнообразные и, по всему видно, высокого качества, а значит, и недурного вкуса. А тут ещё и эта фраза в голове: «Таких вы ещё, наверное, не пробовали!»

Мой товарищ опять покосился на вазочку и, оглянувшись по сторонам, словно уточняя, не ухмыляется ли кто за его спиной, потянулся за конфетой. Вкус был изумительным. Далее была вторая, третья, восьмая, а потом он и считать перестал.

Вечером наш герой долго не мог уснуть. Понимал, что печалиться по такому поводу глупо. «Но не в конфетах же дело, — размышлял он, — проблема в том, что я снова проиграл. Снова привычка оказалась сильнее меня. Неужели я так никогда и не смогу её победить?» Так и уснул…

Утром, придя на работу, на своём столе он увидел красивую открытку. Там было написано: «Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Филиппийцам 4:13). А рядом лежал подарочный мешочек. В нём были фисташки.

Андрей Евгенко