Здоровый фастфуд, семья и покорение городов: интервью с Иваном Галагаевым

Иван Галагаев — предприниматель, который не гонится за прибылью. Он избрал для себя социальный бизнес, который даёт возможность помогать людям. Что это за бизнес и почему он стал семейным, читайте в нашем интервью.

— Расскажите о своей деятельности. Чем вы сейчас занимаетесь?

— Мы развиваем бизнес в сфере здорового образа жизни. Наше предприятие «СельскийДом» — это сеть пансионатов и кафе. Также мы занимаемся органическим земледелием и производим продукты здорового питания, в том числе тофу, который поставляем в сетевые магазины. А в наших кафе мы проводим кулинарные классы и клубы здоровья, потому что ставим цель не просто кормить, но обучать людей.

— Почему вы выбрали именно сферу здорового образа жизни?

— Мы могли бы выбрать любой другой законный с точки зрения государства бизнес, например, алкогольный или табачный. Это выгодно, но наши убеждения не позволяют нам этого делать. Это также могло бы быть что-то нейтральное, но мы выбрали то, что может послужить оздоровлению людей. Если можно так сказать, это служение. Мы, вообще, к работе относимся, как к служению людям и Богу.

Мы, как христиане, считаем, что сфера здоровья — это та сфера, которая лучше всего передаёт идею Евангелия. Мы следуем примеру Христа, который больше исцелял, чем проповедовал.

Сейчас мы планируем и расширяем нашу работу в разных странах и регионах, отдавая предпочтение столицам государств. Пансионаты «СельскийДом» есть под Москвой, под Минском, строится дом под Киевом, также начата работа недалеко от Нью-Йорка. Работают предприятия под Калининградом, Сухумом, Донецком. Присоединились коллективы в Казани и в Кирове.

— Получается, «СельскийДом» — это франшиза?

— По сути дела, да. К нам присоединяются люди, которые симпатизируют нашим идеям, и, начиная работу в сфере ЗОЖ, хотят ассоциироваться с нашим именем.

Но началось всё с Москвы, именно здесь мы учимся этой работе. Сейчас, например, мы работаем над идеей здорового фастфуда.

— Здоровый фастфуд? Эти слова как-то не вяжутся между собой.

— На самом деле, в слове «фастфуд» нет ничего плохого. Это просто быстрая еда. Причём это не значит, что есть её нужно не пережёвывая, но её можно быстро приготовить. Фастфуд — это форма еды для того, чтобы есть в дороге или даже на ходу. Ведь иногда приходится питаться таким образом.

Другой вопрос, что сегодня фастфуд превратился в нездоровую еду. Поэтому мы хотим делать правильный фастфуд. Это еда для путешественников, еда для горожан — удобная еда. Над этой концепцией мы сейчас думаем, и есть интересные идеи, которыми, надеюсь, вскоре сможем поделиться.

— Что отличает ваш бизнес от других?

Мы стараемся способствовать тому, чтобы этот бизнес был семейным, как в случае с нашей семьёй, так и в семьях наших партнёров. Если семья хорошо организована, то семейный бизнес будет более успешным, чем обычный. Ведь члены семьи хорошо друг друга знают, между ними больше доверия, многие вещи понимаются с полуслова. Кроме того, сама атмосфера слаженности, которая окружает работу родителей и детей, производит дополнительный положительный эффект, потому что на это просто приятно посмотреть.

— Некоторые люди считают плохим тоном, когда родители пристраивают в свои предприятия детей, считая, что дети должны сами чего-то добиваться.

— Мы видим, что Божественная идея состоит в том, чтобы обратить сердца отцов к детям, а сердца детей к отцам. Об этом написано в библейской книге пророка Малахии 4:6. Чтобы этого достичь, лучше всего делать совместно какое-то дело. Самостоятельности у детей и так будет достаточно, ведь в семейном бизнесе много задач.

В чём-то дети развиваются быстрее, но у них нет опыта и знаний, как у их родителей. Не зря говорят: «О, если бы молодость знала, а старость могла». Эту проблему можно решить, объединив усилия. Чтобы сделать бетон прочным, мы должны погрузить в жидкий цемент разноразмерный камень: сначала крупный, потом пустоты между ним заполнить средним камнем, далее мелким, потом песком. Таким образом, мы получаем прочный материал. Когда же мы делим общество по возрастам, то не получаем такой прочности.

— Если не секрет, кто что в вашей семье делает?

— Я руковожу предприятием, жена Ирина выполняет функции помощника и секретаря. В целом, роли постоянно меняются в зависимости от задач, к тому же наши дети подрастают. Старшему, Ване, сейчас 22 года. Стёпа заканчивает 11 класс, ему 17. Оба они учились в школе на семейной форме обучения, и это тоже способствовало нашему сближению и развитию семейного проекта. Стёпа занимается рекламой, а Ваня, хотя и учится заочно в институте, тоже работает с нами, являясь, можно сказать, моей правой рукой.

— Вы сказали, что считаете работу служением. Что это значит?

Мы понимаем, что церковь не может состоять только из служителей церкви, хотя все должны служить Богу. Примером служит древний Израиль. Только один род из двенадцати был отделён для богослужебной деятельности. Но это же не значит, что только один род был призван к служению. Другие тоже должны были служить Богу и ближним, но уже в другой сфере. Так же и мы, христиане. Каждый волен выбирать для себя сферу деловой активности, в которой он сможет принести максимальную пользу.

Беседовала Мария Коровина

«7D формат» июль 2020 г.

 805 просм.