Караоке суперзвезд

Мне не нравится караоке. Когда мы с Лизой были в гостях у наших друзей, мы усвоили важнейшее правило караоке; чем лучше вы поете, тем смешнее у вас получается.

Лиза не считает себя особенной певицей. Но я неплохо интонирую, поэтому, по крайней мере; певица, которую я исполняю, можно узнать. Достаточно лишь сказать, что ни одного из нас никогда не приглашали петь в ансамбле. Когда же мы оказались в компании любителей караоке (при этом компьютер записывал всех исполнителей и в конце оценивал их мастерство), я понял, что у нас нет выбора.

К сожалению, в самом начале я прозевал свой единственный шанс песню Джонни Кэша. Разумеется, существует лишь одна версия песни «Человек в черном», но, по-моему, Кэш, по большей части, просто читал свои песни и его смело можно считать первым официальным рэпером в мире. Я немного помнил слова этой песни, поэтому, думаю, смог бы неплохо исполнить ее, однако я совершил ошибку – я решил спеть для Лизы одну из баллад семидесятых. Из этой песни я помнил слов семь, не больше, да и те исполнялись хором. Мне же пришлось ее петь в одиночку, и, разумеется, я с треском провалился. Когда в конце моего жалкого выступления появились оценки, то на лицах электронных судей читалось недоумение: «И зачем ты вообще пытался?»

Любопытно, однако, что я неожиданно вспомнил тексты многих других песен, в том числе и тех, которые я не слышал уже давно. Что меня всегда удивляло в музыке, так это то, что она как ничто другое стимулирует воспоминания. Когда мне было шесть лет, учитель субботней школы спел нам названия библейских книг по порядку. Я до сих пор помню эту песенку, правда, фрагментами: «Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие», а вот в порядке расположения пророческих книг уже путаюсь. Уже сколько лет не могу запомнить, что идет после Книги пророка Михея. Разумеется, я помню, что после евангелий – Матфея, Марка, Луки, Иоанна – идут Деяния святых Апостолов и Послание к Римлянам, но дальше все как будто в тумане. Но думаю, что если бы от этого зависела моя жизнь, я все-таки сумел бы перечислить все библейские книги, и в конце победно воскликнуть: «Откровение».

В семинарии у меня был друг, слепой от рождения, который наизусть выучил весь Ветхий Завет – на дpeвнееврейском. С тех пор я пересмотрел свои взгляды на физическую неполнолноценность.

В сердце моем сокрыл я слово Твое. Пс.118.11.